Старые голландцы или как не надо знакомиться в соцсетях. Дневник девушки-тиндеролога

Пока границы закрыты, наш автор Марьяна Незабудкина предлагает пройти теоретический курс по знакомствам, встречам и неожиданным поворотам судьбы.

Не виноватая я, он сам пришел! Пришел, постучался в мой фейсбук, как «друг друга друга» и случилось то, что случилось!

Мои первые ассоциации с Голландией — Ван Гог, тюльпаны, велосипеды и… хм… ну, вы понимаете. А еще голландские модельеры, которые были когда-то страшно популярны в России — например, Дирк Биккембергс, Дрис ван Нотен и Энн Демелмейстер. Хотя, стоп. Это же бельгийские дизайнеры! А впрочем, кого это уже волнует…

В-общем, ничего плохого про королевство Нидерланды я сказать не могу, поэтому, когда некий неизвестный мне Дирк (но не Бикембергс и вообще не дизайнер) стал проситься в друзья, я злого умысла в этом не увидела.

Может, человек хочет устроить концерт или бурную вечеринку с модным диджеем Тьесто. Затем и нашел мой контакт. Кто знает. Но… Внешне мой новый «друг» совсем не был похож на человека, который хоть раз видел живьем вообще хоть одного диджея.

Новообретенный фб-товарищ Дирк был похож на какого-нибудь врача с плаката про деликатное лечение геморроя или еще чего похуже — там обычно изображен такой видавший виды благообразный джентльмен с благородными сединами и столетним опытом, в глазах у которого плещется снисходительное «и тебя вылечим…». Еще Дирк напоминал слегка, мимолетно — Сиси Кэпвелла из Санты-Барбары, если кто в курсе.

Дирк напоминал слегка, мимолетно — Сиси Кэпвелла из Санты-Барбары

Не знаю, кого ему напоминала я, но мы начали общаться. Дирк был владельцем звукозаписывающей студии. Лайкнул меня и постучался в друзья вовсе не из профессиональных побуждений, а просто понравилась я ему. Да так сильно, что после месяца непринужденного «чаттинга» он купил билеты и собрался в Россию.

Я честно прискакала в аэропорт его встречать. И обнаружила там… еще одну девушку, державшую табличку с его именем. Сомнения мои скоро развеялись — оказалось, что Дирк нанял трансфер с гидом.

Встретив его вживую, я поняла, что фотографии из фб были либо сделаны лет 10 назад, либо подверглись омоложению через фейс апп. Дирк был… эммм… В-общем, Сиси Кэпвелл в сравнении с ним был бы желторотым юнцом. Дирк передвигался вполне быстро, но у него настолько тряслись руки, что он не мог снять свой рюкзак. Я подумала, что волнуется.

Был поздний вечер, мы с гидом торжественно довезли его до отеля (она без умолку тарахтела все время об архитектурных красотах, которые мы проезжали), засим я, как интеллигентная девушка, распрощалась до завтра, пообещав Эрмитаж и славную прогулку по центру города.

Первые сомнения посетили меня в Эрмитаже. Пройдя со мной по залам всего-ничего, он буквально застрял в одном из них, любуясь из окна на Дворцовую площадь. Вид, несомненно, впечатляет, но меня как-то даже обидело, что после этого он, не желая осматривать дальше экспозицию, попросился в туалет и обедать.

Невзирая на все мои попытки соблазнить его борщами и пельменями, он стоял на своем и требовал бургеров с колой. Скрепя сердце, я пошла за компанию жевать булку с котлетой, и все больше спрашивала сама себя, собственно, что я тут забыла. Мне было не сильно приятно, совсем не интересно, ибо вживую, без чата, он говорил мало, вяло и медленно. Но да — было неловко. Не бросать же его тут посреди шумного неизвестного города, с недожеванным бургером и колой. Тем более, что он снова занервничал и всю эту колу вылил на себя. Поразмыслив немного, я решила, что прогулка — лучшее средство от всех нервов и недугов. И зря.

Я шла чуть впереди него. Потом сильно впереди. Потом, обернувшись, увидела, что он самостоятельно уселся на лавочку, пока я топала и вещала ему что-то не хуже вчерашнего гида. Я вернулась, села рядом с ним и он внезапно полез обниматься с прытью старшеклассника в пубертатном периоде. Как-то освободившись от его обнимашек, я предложила продолжить прогулку. Но Дирк сообщил, что ему слишком тяжело и вообще он не может встать.

Двое сердобольных парней, видя мое замешательство, подошли, вызвали такси и помогли загрузить моего горе-кавалера. В такси Дирк начал приставать ко мне снова! Закралось подозрение, что энергии у него осталось примерно минут на 10, и он не хочет ее тратить на какие-то там прогулки. От греха подальше, я сдала его с рук на руки портье в отеле.

На следующий день уже была запланирована поездка по пригородам и я даже попросила своего брата нас покатать. История повторилась. Сначала мы полтора часа на жаре стояли за билетами на вход, потом, пройдя метров 500, он закапризничал и запросился домой. Правда, по дороге был сражен наповал ассортиментом какого-то туристического ларька и решил там купить «яйцо фаберже», ни больше, ни меньше, как за 25 тысяч рублей. К этому моменту я начала его тихо ненавидеть и мне казалось, что он Кощей, который собирается в этом яйце спрятать свою смерть. Чтобы вечно морочить девушкам голову и онлайн сулить удаль молодецкую, драйв и корриду, а на деле передвигаться от скамейки к скамейке. Оно, конечно, понятно, все мы не молодеем и я, возможно, по сравнению с Дирком в его года буду вообще мумией. Однако, зачем же было так наводить тень на плетень? Ну скинул бы себе 10 лет. Ну ок, 15…

Передо мной стоял сложный моральный выбор. Между двумя людьми. Одним из них был Дирк — бедолага ведь не виноват, что у него Паркинсон. Возможно, он сделал все, чтобы победить этот недуг, но не все в руках человека. Прилетел же. Хотел общаться. Привез кучу сувениров. Неловко бросать на произвол судьбы. Но другим человеком была я сама и, как только, в машине брата он потянулся слабеющей рукой опять мне под юбку, я твердо выбрала себя!

Я попрощалась с Дирком и постаралась вежливо, но твердо донести до него, что мне очень жаль, что он потратился на билет и отель, но со своей стороны, я его сводила в музеи, свозила в Петергоф, и на этом считаю свою миссию выполненной. И не считаю категорически, что я ему «должна секс» или даже поцелуй. Расстанемся друзьями. Дирк не понял и пару дней мне звонили с разных номеров подкупленные им бедные сотрудники отеля с общим смыслом сообщения «вернись, я все прощу!».

…Прошло примерно месяца два. Снова я участвую в разных группах, профессиональных, про путешествия и т.д. Снова ко мне добавляются всякие люди и я без особых подозрений тех, кто внешне адекватен — добавляю, почему нет.

И вот один из этих «виртуальных друзей», голландец Гилберт, внезапно разводит холивар и жесткий троллинг на моей странице. Я пишу ему в личку, что просила бы быть посдержаннее. На что Гилберт мне оскорбленно отвечает:

— Да мне вообще все равно! Очень надо мне с тобой общаться. Тем более, что… мой друг Дирк сказал мне, что в постели ты — никакая!

 Марьяна Незабудкина, гид по поиску счастья в смутные времена.

Продолжение…