/

Загадка Конюшенного канала в Петербурге

Наталия Цендровская пытается разгадать тайну Конюшенного канала в Петербурге. Исследует архивы и фото материалы. Подробнее в нашем материале.

Случалось ли вам, прогуливаясь вдоль канала Грибоедова, около колоннады Казанского собора, посмотреть на противоположный берег и удивиться, увидев, что возле самого Казанского моста подпорная стенка набережной облицована не гранитом, а известняком, таким же, каким облицованы цоколи многих старых домов в Петербурге?

Посреди Петербурга в первые его десятилетия оставалось множество болот и болотцев, в речках, вытекавших из них, вода была затхлая, грязная, не годилась ни для питья, ни для стирки, протоки эти были непроходимы для барок, на которых в город доставляли дрова, строительные материалы и много чего еще. И, главное, по таким глухим протокам никак не уходила вода из болот, так и стоявших посреди города.

Канал Грибоедова от храма Воскресения Христова до Казанского моста.
1920-е годы.

Самая заметная из таких речек официально называлась Глухой, она пересекала весь город от Конюшенного двора до устья Фонтанки, и была на редкость извилиста, за что получила в народе второе название — Кривуша. Рассказывают, что старики еще в послевоенные времена говорили даже так: КривушИ, с ударением на последнем слоге.

Екатерининский канал.
Почтовая карточка издательства «Ришар».
Не ранее 1907.

В 1728 году на берегу Глухой речки, ниже по течению, поставили деревянную Вознесенскую церковь и, поскольку Глухая речка в городе была не одна, то эту иногда называли Глухой Вознесенской речкой.

У истока канала Грибоедова.
Неизвестный фотограф. 1934.

Анна Иоанновна, успевшая за десять лет своего царствования (1730-1740) сделать многое для украшения Петербурга, повелела расчистить исток Глухой речки и каналом соединить ее с Мойкой. Работы начались, но вскоре были остановлены. Первый историк Петербурга, А.И. Богданов, в начале 1750-х годов, рассказывал об этих событиях: «Канал начатой был на Адмиралтейской Стороне, у Конюшенного Двора, для соединения Глухой речки Вознесенской. Ныне оный также оставлен; 1732-го года начат».

Освящение собора Воскресения Христова 19 августа 1907.
Фотограф Карл Булла.

В 1739 году этот канал получил официальное название Конюшенный и, хотя принято считать, что работы по нему были к этому времени завершены, последующие сведения о нем противоречивы.

На знаменитом плане Трускота-Махаева, который создавался в конце 1740-х годов, мы видим от Мойки до нынешнего Демидова моста (в створе переулка Гривцова) именно канал, с прямыми берегами, и, как и теперь, с двумя резкими поворотами (там, где стоит Банковский мост и в районе Сенной площади), а далее, до самой Фонтанки, берега показаны в своем первобытном состоянии. Вся эта, так сказать, водная артерия названа на плане Глухой речкой, Конюшенный канал не упомянут.

План столичного города Санкт-Петербурга с изобраением знатнейших оного проспектов.
СПб., 1753 (план Трускота-Махаева).
Глухая речка показана прямой от Мойки до Малой Сарской улицы (позднее Демидов переулок, переулок Гривцова), а далее в натуральном своем виде.

Особенность этого плана, как и многих других планов XVIII века, состоит в том, что на нем изображено и то, что уже реально существовало, и то, что было только задумано, а потом что-то было, а что-то так и не было осуществлено. Так что план этот, такой красивый, иногда оставляет больше вопросов, чем дает ответов.

Особенность этого плана состоит в том, что на нем изображено и то, что уже реально существовало

Так или иначе, по указанию Екатерины в 1764 году начались гидротехнические работы по превращению всей Глухой речки в канал. Проект с приложением чертежей и сметы расходов представил военный инженер Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов, отец будущего фельдмаршала. В длинном названии его проекта были слова: «… о проведении канала для предотвращения жителей столицы от гибельных последствий наводнений». Да, на каналы в то время возлагались и такие надежды. Русло Глухой речки тогда расширили и углубили, берега спрямили, но значительные излучины в нижнем течении были оставлены, чтобы не лишать городской пейзаж живописности. За эту живописность излучин мы должны быть вечно благодарны Екатерине II, которая сделала на этот счет специальное распоряжение.

Канал Грибоедова.
Фотограф Яков Хенкин. 1935-1941.
Здесь, сквозь решетку, известняк виден не очень хорошо, но очень уж сама фотография хороша. А место это вы видели на предыдущей фотографии.

Набережные канала, который в 1766 году получил название Екатерининского, были одеты в гранит, берега были соединены каменными и деревянными мостами. Автором проекта набережных тоже был И.М. Голенищев-Кутузов, руководили работами, кроме него, инженеры В.И. Назимов, Ф.В. Баур (Бауэр, Боур) и И.Н. Борисов. Все работы закончили к 1798 году.

Дом № 6 на углу Итальянской улицы.
Из фотопанорамы левого берега.
Фотограф Л.Г. Андреевский. 1926.

Так откуда же взялся известняк у Казанского моста? Тут не всё понятно. Считается, что это именно то место, где кончался Конюшенный канал и где он соединялся с Глухой речкой, и, вероятно, досюда его берега еще в 1740-х годах были укреплены и отделаны известняком. В екатерининские времена подпорные стенки канала тоже строили из известняка, а гранит лишь прочная и красивая отделка поверх него. А о том, что при Екатерине и отделывали поверх тоже известняком, хотя бы какую-то часть канала, сведений, кажется, не встречается.

Итальянский мост.
Неизвестный фотограф. 1951-1955.
Под мостом видно, что за ним уже гранитная облицовка, совсем светлая, не так давно устроенная.

На многочисленных фотографиях, и дореволюционных, и советских, вплоть до середины 1950-х годов, мы видим, что стенки начального отрезка канала были облицованы известняком.

Конюшенная площадь.
Из фотопанорамы правого берега.
Фотограф Л.Г. Андреевский. 1926.
С постройкой собора он был окружен просторным помостом, переброшенным через канал. Помост выходил к площади только краем, отчего она смотрелась от канала совсем иначе, чем теперь.

Лишь у самой воды видна полоса гранита, шириной не более одного камня, бордюр и тумбы, на которых крепились решетки, были также сделаны из гранита, как и на всем протяжении канала. Вдоль правого берега линия, на которой кончалась известняковая облицовка и начиналась гранитная, находилась возле дома 19 (а 21-й это уже дом фирмы «Зингер»), а на левом берегу эта линия находилась против Итальянской улицы. Около середины 1950-х оба берега были отделаны гранитом полностью.

Левое крыло дома № 9, на углу Чебоксарского переулка.
Из фотопанорамы правого берега.
Фотограф Л.Г. Андреевский. 1926.
Это тот дом, на котором в начале 1930-х появилась писательская надстройка.

Как получилось что небольшой кусок набережной против Казанского собора оставался и так и остался облицован известняком, непонятно. Ну, не забыли же о нем, в самом-то деле. Оставили из сентиментальных соображений?

Здесь я останавливаюсь, ибо вся эта история так и осталась для меня загадкой.

Автор: Наталия Цендровская