/

Как семья Александра III отдыхала в Гатчине

Семья Александра III занимала помещения в Арсенальном каре Гатчинского дворца. Для личных апартаментов были выбраны комнаты антресольного этажа, маленькие и невысокие, похожие на каюты. Мария Федоровна неоднократно отмечала их уют и… «отсутствие стеснения».

На время пребывания в Гатчине приходились учебные занятия детей, которые проводились с утра и после дневной прогулки. Помимо курса различных наук, занимались танцами, играли на музыкальных инструментах и посещали уроки гимнастики.

Свободное время также проводили с пользой: стряпали, столярничали, мастерили кукол для своего театра, шили им костюмы. Для игрушечных военных баталий клеили солдатиков. В Арсенале играли в бильярд, в пятнашки, в «воланы»; по коридорам огромного дворца катались на велосипедах. В комнатах великих князей стоял стереоскоп — «волшебный фонарь», с помощью которого можно было побывать в дальних загадочных странах, вновь вспомнить о местах былых путешествий.

Великий князь Михаил Александрович с собакой на мосту у Белого озера

По вечерам вместе с Марией Федоровной играли в четыре руки на фортепиано. Для детей родители часто устраивали вечера: цирковые представления, кукольные спектакли. Детские пьесы, часто на иностранных языках — немецком или французском, готовили сами младшие обитатели дворца.

Каждый год в Гатчине отмечали дни рождения детей: 25 марта — великой княжны Ксении Александровны, 27 апреля — великого князя Георгия Александровича, 6 мая — наследника цесаревича Николая Александровича, 22 ноября — Михаила Александровича.

Александр III ценил время, проведенное в кругу семьи. Император с детьми мог быть самим собой, проявить свои качества выносливого, умелого человека, удачливого рыбака и меткого стрелка. Дети же и их друзья, приезжавшие по выходным, доверяли ему свои секреты, читали юмористические стихи и делились с императором розыгрышами, которые учиняли друг над другом. Особым развлечением был проход по подземному ходу от грота «Эхо» во дворец и подъем на башню.

В Гатчине и ее окрестностях охотились на самых разных зверей: медведей, волков, оленей, ланей, лисиц, зайцев

Александр III, по воспоминаниям современников, любил природу, простую обстановку на охоте и «охотничье хозяйство» — разведение дичи, собак, строгое соблюдение охотничьих законов. В Гатчине и ее окрестностях охотились на самых разных зверей: медведей, волков, оленей, ланей, лисиц, зайцев. Из птицы чаще били тетеревов, фазанов, глухарей, реже — уток. Дети с ранних лет учились меткой стрельбе и позже стали участниками охот близ Гатчины; особенно хорошим охотником был наследник цесаревич Николай Александрович.

Дворцовая Ферма в Гатчине, 1870 — 1880-е гг.

Александр III страстно любил рыбалку, и это увлечение передалось жене и детям. Различным способам рыбной ловли он предпочитал лучение рыбы ночью. Неудачным для него считался улов в несколько десятков рыб (щуки шли отдельным счетом); в среднем он ловил до двух сотен, отправляясь на рыбалку после десяти часов вечера, а по возвращении работал до утра. Заядлым «рыбаком» стала и Мария Федоровна. Экспансивная Ксения часто завидовала ее успехам: «Мама и я пошли в Адмиралтейство, где сначала кормили уток, а потом, забрав матроса и удочки отправились на «Моя» (шлюпка «Моя-моя») под большой мост около Зверинца, где высадились и стали ловить рыбу! Чрезвычайно увлекательно! Мама ловила все окуней, а я плотву, и наловила очень много, что меня обидело!»

Помимо рыбалки и охоты были и другие развлечения. Зимой заезжали на Ферму — пить кофе и чай. Перед дворцом «катали болвана» (снежную бабу), да такого большого, что лепили его несколько дней. Всей семьей работали в парке — счищали снег и рубили деревья. Весной, ближе к Вербному воскресенью, совершали ритуал — сажали вербы на островах. На озера выходили на лодках, байдарках и в шлюпках с матросами, часто гребли сами. В 1882 году, в начале «электрического» бума, в Гатчине даже появилась лодка с электрическим двигателем.

На пикники ездили на Гатчинскую мельницу и на Ферму, где молоко подавали со свежим черным хлебом

На пикники ездили на Гатчинскую мельницу и на Ферму, где молоко подавали со свежим черным хлебом. В Егерской слободе можно было посмотреть на различных зверей, покормить медведей и покататься на осликах.

Когда членам семьи Александра III приходилось расставаться друг с другом, они отчаянно скучали, посылая частые письма и телеграммы. «Погода у нас прелестная; жить в Гатчине блаженство; жаль только, что вас нет» (Николай); «Я вас ожидаю к 30-му или 1-му. В твоих комнатах все на месте. Я иногда там прохожу и мне кажется, что ты в них живешь» (Михаил).

Будучи вдали от дома, представляли себе все детали семейной идиллии: «Тебя ужасно недостает здесь, но я думаю, что ты очень доволен быть в Гатчине, где теперь так хорошо» (Ксения из Абас-Тумана); «Теперь ты наверное наслаждаешься большими прогулками и катанием на озере в милой Гатчине!» (Николай с Желтого моря).

После смерти отца император Николай II поселился в Царском Селе, однако ни Мария Федоровна, ни другие дети не оставили Гатчину. Сюда привозили своих малышей Ксения Александровна и Александр Михайлович, а у Михаила и Ольги все перипетии их личной жизни были связаны с Гатчиной.

Великая Княгиня Ольга Александровна с герцогом Петром Ольденбургским

27 июня 1901 года в Гатчинской дворцовой церкви состоялось венчание великой княжны Ольги Александровны с принцем Петром Ольденбургским. Государь повелел съезжаться в Гатчину к двум часам. Прибывающим предоставлялись экстренные поезда, из Петергофа наладили прямое сообщение через Красное Село и Стрельну. Среди приглашенных были все преподаватели Ольги Александровны. Торжества открылись в восемь часов утра пятью пушечными выстрелами в Петербурге и Гатчине, которые в этот день были празднично украшены и иллюмированы.

По случаю бракосочетания из Эрмитажа привезли золотые вещи для «убора головы» новобрачной перед венчанием. Согласно церемониалу невеста была в короне и горностаевой мантии малинового бархата, одетой поверх платья; шлейф ей несли четыре камергера. При прохождении императора Николая II и императрицы Александры Федоровны в дворцовую церковь производился 21 пушечный выстрел. Император подвел венчающихся к аналою; с началом распева «Тебе, Бога, хвалим» прозвучала пушечная пальба в 101 выстрел. Шаферами невесты были великие князья Михаил Александрович, Кирилл, Борис и Андрей Владимировичи, которые держали царские венцы; шаферами жениха — великие князья Дмитрий Константинович, Сергей Михайлович, принц Андрей Греческий, принц Александр Георгиевич Лейхтенбергский.

Женское счастье пришло позже, когда она встретила в Гатчине офицера Кирасирского полка Николая Куликовского

В Белом зале накрыли «высочайший» стол на сорок семь человек и два отдельных круглых стола на десять человек. На балконе таких же столиков было четыре, в столовой — три, в Чесменской галерее — восемь. Всего на обеде присутствовали 217 человек. Кубок Ольге Александровне подавал граф Сергей Дмитриевич Шереметев. Замужество не принесло великой княгине радости, брак был фиктивным по вине принца Ольденбургского. Женское счастье пришло позже, когда она встретила в Гатчине офицера Кирасирского полка Николая Куликовского, ставшего в 1916 году ее мужем и другом до конца дней.

Вид на Белое озеро. Гатчина, конец XIX в

Михаил тоже нашел в любимом городе детства свою судьбу. Его избранницей стала Наталья Вульферт, жившая с мужем в Гатчине. Брак великого князя и бывшей супруги офицера Кирасирского полка долго не признавался царской семьей. Будучи вынужденным из-за своего морганатического брака какое-то время жить за границей, он, поднявшись на Эйфелеву башню, написал на открытке: «С этой высоты можно увидеть Гатчину». Вернувшись в Россию в 1914 году, Михаил вновь поселился с женой и детьми в Гатчине и здесь провел свои последние годы перед арестом, ссылкой и гибелью…

В 1918 году Гатчинский дворец стал музеем, в нем вплоть до Великой Отечественной войны сохранялись как парадные, так и личные апартаменты всех его венценосных хозяев. В Гатчинском дворце, одном из немногих, можно было увидеть детские комнаты: обстановку и детские игрушки, качели и катальную горку, парты, многочисленные коллекции милых сердцу безделушек. Все это неизменно вызывало повышенный интерес посетителей.


По материалам статьи Т.А. Кустовой, И.Э. Рыженко, А.Н. Фарафоновой.