Вышла новая книга Вадима Панова «Не видя звёзд»

В издательстве «Эксмо» выходит восьмой роман цикла о Герметиконе «Не видя звёзд» от Вадима Панова. Это волнующий, напряженный и обжигающе опасный межзвездный вояж на необитаемую планету Мартина, в ходе которого экипаж «Пытливого амуша» должен найти ответ на вопрос: «Какие тайны в себе хранит исчезновение команды Тринадцатой Астрологической экспедиции?».

Мартина кажется дружелюбной планетой. Она манит, обещая бескрайний простор, невообразимые пейзажи и удивительные чудеса природы. Здесь ночь подобна дню благодаря гигантскому спутнику Близняшке. И это отвлекает внимание. Вводит в заблуждение. Вызывает ложное чувство безопасности и защищенности. Заставляет поверить, что страшные монстры и роковые секреты существуют только под покровом ночи. Но, возможно, самые опасные чудовища не те, кого мы боимся, а те, кому мы верим и вверяем нашу жизнь.

Капитан цеппеля должен предусмотреть все потенциальные проблемы, которые могут возникнуть во время путешествия на далекую звезду. Он обязан принять превентивные меры и с холодным умом подойти к комплектованию экипажа космического корабля. Однако даже самый опытный адмирал не способен предвидеть все вероятные форс-мажоры и контролировать волю каждого, кто ступит на борт. И это несет в себе определенные риски.

Здесь ночь подобна дню благодаря гигантскому спутнику Близняшке

Книга приоткрывает правду о каждом члене экипажа: о сложных, но доверительных отношения Киры и Помпилио, страхах астролога Галилея Квадриги, непростой судьбе ведьмы Аурелии, к которой относятся предвзято из-за ее происхождения, а еще о том, что на одном корабле не может быть двух капитанов.

«Не видя звёзд» – захватывающий роман об отношениях между людьми. О том, как слабости и необдуманные поступки, подпитанные безумием Пустоты и паникой перед неизвестностью, могут подвергнуть опасности жизни целой команды «Пытливого амуша». В то же время эта история обращает внимание, что по-настоящему храбрым считается не тот, кто ничего не боится, а тот, кто готов действовать вопреки собственному страху. Именно такие люди, которые ищут ответы на важные вопросы и готовы ради них пойти на риск, двигают развитие цивилизации вперед.


Об авторе:

Вадим Панов – российский писатель-фантаст, автор семьдесяти произведений, совокупный тираж которых перевалил за отметку в два миллиона экземпляров. Его писательская карьера началась в 2001 году после выхода в свет дебютного романа «Войны начинают неудачники», ставшего первой часть цикла «Тайный Город». Впоследствии книга превратилась в сериал, показ которого проходил на «РЕН ТВ», и одноименную настольную карточную игру. С тех пор писатель получил множество различных жанровых литературных наград, среди которых премии «Портал», «Звездный мост», «Басткон», «Серебряная стрела», «РосКон», «Филигрань», а также стал двукратным обладателем титула «Фантаст года».


Отрывок из книги

ГЛАВА 1

…в которой Бедокур и Мерса производят

впечатление, Крачин становится преступником,

Дорофеев готовится, Галилей боится, Помпилио

слушает наставления, а дер Жи-Ноэль совершает

прыжок на Пелеранию

 

— Сколько-сколько лет ты служишь? — переспросил Бедокур, добродушно разглядывая военного. Сверху вниз разглядывая, с высоты гигантского даже по меркам шифбетрибсмейстеров роста. — Сколько?

— Десять лет, — повторил военный. И нервно поёрзал, догадываясь, что одним вопросом здоровяк не ограничится.

И не ошибся.

— Десять лет… — протянул Чира, глядя на собеседника так пристально, словно каким-то образом узнал дату его рождения и теперь высчитывал ближайшее будущее с помощью всех восьмидесяти семи гороскопов, которые помнил наизусть. — И когда тебя перевели в артиллерию? Позавчера?

— С первого дня при орудиях! — военный попытался изобразить обиду, но не преуспел.

— Снаряды подносил?

— Что?!

— Просто спросил. — Чира пожал могучими плечами и приятно улыбнулся.

Оппонентом Бедокура выступал не рядовой пехотинец, а целый штаб-сержант, командир приданного испытателям расчёта, человек, судя по нашивкам, заслуженный, авторитетный, однако как вести себя с Бедокуром, он понимал плохо, потому что, с одной стороны, перед ним возвышался пусть и здоровенный, но всё-таки механик, причём соответствующим образом одетый: штаны с накладными карманами, цепарские башмаки, майка и лёгкая летняя цапа. Но при этом не следовало забывать, что шифбетрибсмейстер — должность офицерская, рядового во главе инженерной службы цеппеля никто не поставит, то есть, несмотря на внешний вид и простоватое лицо, механик и по должности, и по званию стоял много выше штаб-сержанта. А последний, очень важный для осмысления ситуации пункт заключался в том, что второй главной обязанностью шифбетрибсмейстеров было непосредственное управление нижними чинами, собственно, поэтому при прочих равных капитаны предпочитали видеть на этой должности парней, с трудом проходящих в стандартные дверные проёмы. Чира Бедокур был именно таким, даже несколько больше, и несчастный штаб-сержант не сомневался в том, что при желании шифбетрибсмейстер «Пытливого амуша» с лёгкостью раскидает по округе и его расчёт, и приданное им в помощь отделение горных егерей.

Именно поэтому штаб-сержант заставил себя сдержать рвущиеся наружу ругательства и со всей возможной вежливостью ответить:

— Я уверен в своих словах, шиф: дистанция до цели — две с половиной лиги.

Несколько мгновений Бедокур внимательно разглядывал покрасневшего военного, по всей видимости решая, какую линию поведения выбрать, затем кивнул, мягко отодвинул штаб-сержанта от дальномера, проворчал:

— Приятно, что ты хоть в чём-то уверен. — Склонился над прибором, полностью заслонив его, поправил пару настроек, вздохнул и предложил: — Проверь.

Штаб-сержант молча посмотрел в окуляр, помолчал и тихо произнёс:

— Три.

Комментировать ответ шиф не стал, услышал вопрос Мерсы и повернулся к нему:

— Долетят? — поинтересовался алхимик, с сомнением разглядывая выставленные на направляющие ракеты.

— А куда они денутся? — удивился Бедокур. — Долетят, конечно. Главное, чтобы твоя смесь взорвалась.

— Она не взрывается, а…

— Я имею в виду в полёте.

— Смесь не взрывается, — продолжил Мерса, привычный к тому, что его постоянно перебивают. — При ударе… э-э… происходит самовоспламенение…

— Главное, чтобы не в полёте, — повторил Чира.

— Главное, чтобы э-э… твои штуки вообще долетели.

— Всегда долетали.

— И ни разу… э-э… не загорелись в полёте.

— Вы, алхимики, такие зануды.

— Но…

— Короче, не взорвётся, я понял, — усмехнулся Бедокур и отвернулся.

Алхимик вздохнул и поправил очки.

Второй находящийся на позиции офицер не отличался ни ростом, ни сложением… вообще ничем не отличался и не выделялся, ну разве что носом — нос у Мерсы был большим, мясистым и полностью доминировал на тусклом, абсолютно незапоминающемся лице. Алхимик тоже предпочитал штатское — сюртук и шляпу, что особенно бесило штаб-сержанта, привыкшего к тому, что офицеры в обязательном порядке носили форму. Где погоны? Где нашивки? Где другие знаки различия? Как можно понять, кто перед тобой, если на нём сюртук или вообще цепарские шмотки? Зачем вводить людей в заблуждение?

Однако штаб-сержанту хватало ума прятать раздражение в себе и нехотя, но подчиняться странной парочке, которая должна была продемонстрировать высшим офицерам Лингийского флота новое и необыкновенно разрушительное оружие. Настолько новое и секретное, что со всех участников испытаний взяли дополнительное письменное обязательство о неразглашении. Хотя и так было понятно, что раз на полигон явился сам дар Антонио, владетель дарства Кахлес, дело действительно важное.

Но при этом оружие не произвело на штаб-сержанта особенного впечатления. Показалось странным и непонятным. И на взгляд артиллериста, несерьёзным. Ну как несерьёзным? Сами по себе уложенные на направляющие «ракеты» выглядели достойно: длинные, по четыре метра, трубы, снабжённые маленькими металлическими крыльями по бокам и на хвосте. Они, конечно, не могли соперничать с артиллерийскими снарядами, особенно большого калибра, которые прилагались к массивным орудиям — солидным и надёжным, одним своим видом внушающим уважение. Но тем не менее казались на что-то годными… Хотя… Что могут четырёхметровые трубки? Что они могут, если их испытатели вынуждены тщательно высчитывать расстояние до цели, опасаясь, что «ракета» не долетит и упадёт на землю.

Срам, короче, а не оружие.

Однако штаб-сержант благоразумно держал эти мысли при себе. И без охоты, но подчинялся странной паре, больше походящей на контрабандистов, чем на офицеров Астрологического флота. И если тихого алхимика ещё можно было с натяжкой причислить к приличным людям, то шумный, здоровенный шиф производил неизгладимое впечатление не только размерами, но и обилием всевозможных амулетов и оберегов. На широкой груди носил медальоны Доброго Маркуса, небесного покровителя Линги, и почитаемого всеми цепарями святого Хеша. С медальонами соседствовали амулеты: кривая раковина хансейских жриц Большого Фебула, усиливающая удачу обладателя на количество завитков, и редчайшая подъязыковая косточка лагорианской обезьяны Ким. А на мощных руках Бедокура позвякивали многочисленные браслеты-обереги.

— Помогают? — набравшись духу, спросил штабсержант, кивая на амулеты.

— Как видишь, до сих пор жив, — пожал могучими плечами Бедокур. После чего покосился на Мерсу и продолжил: — И пережил четырёх корабельных алхимиков, между прочим.

— Случайность, — отозвался тот, глядя на шифбетрибсмейстера хладнокровно.

— Они тоже не были уверены в своих смесях.

— Я уверен.

— Очень опасная смесь? — поинтересовался штабсержант.

— Цель видишь? — Бедокур кивнул на цеппель, о расстоянии до которого они только что спорили.

— Вижу.

— Мы её сожжём.

— Шестью трубками? — не поверил штаб-сержант.

— Называй их ракетами, военный.

— Всего шестью?

— Больше не привезли, — притворно развёл руками Бедокур. — Придётся обойтись теми, что есть.

— Но как?

— Увидишь. И отвечая на предыдущий вопрос: да, смесь опасная, и если она тут расплескается, живым никто не уйдёт.

— Она расплескается только в том случае, если твоя ракета взорвётся на старте, — проворчал Мерса.

— Она обязательно взорвётся, — пообещал шиф. — Для того чтобы улететь.

— Ты ещё не делал ракету такого… э-э… размера.

— А ты сам сказал, что улучшил стартовую смесь. И теперь ей нет доверия.

Мерса махнул рукой, показывая, что не намерен продолжать спор.

— Всего шесть ракет? — повторил штаб-сержант. Он не был уверен, что у странных цепарей получится задуманное, но, почувствовав их уверенность, стал смотреть на ракеты другими глазами. Потому что шестью снарядами цеппель не уничтожить… ну, разве что при очень большой удаче.

— Да, шестью.

Штаб-сержант кивнул, показав, что услышал ответ, и перевёл взгляд на приговорённый к уничтожению доминатор. Старый корабль, давным-давно превращённый в мишень, и до которого, если верить дальномеру, было три полноценные лиги.

 

Telegram канал Antenna DailyТо, о чем мы не пишем на сайте

Инсайды, новости, сенсации