Когда Черная смерть пришла в Россию

чума

Эпидемии чумы, опустошавшие Европу во второй половине XIV столетия и получившие у современников название Черной Смерти, отличается от всех следующих равно как от предыдущих чумных эпидемий необычайными размерами и особенной злокачественностью.

Информация о Черной смерти совпадает между самым важным западноевропейским историческим документом — описание чумы Габриеля де-Мюсси — и русскими летописями.

Как там, так и здесь 1346 год называется годом первого появления Черной Смерти на Востоке. В 1346 году на Востоке умирало бесчисленное множество татар и сарацинов от неизвестной внезапной болезни. В городе Танне, подвластном татарам, в этом году произошло столкновение между монголами и генуэзцами, следствие которого генуэзца бежали в Каффу, где татары осаждали из в течение 3-х лет. Среди татар появилась чума, и ежедневно их умирало несметное число. Тогда они в ожесточении и отчаянии стали бросать трупы умерших от чумы при помощи метательных машин, в город, с целью погубить неприятеля. Это им вполне удалось. В городе началась паника, и итальянцы, бросив его, бежали к себе на родину. Далее де-Мюсси пишет, что по дороге среди беженцев началась ужасная эпидемия: из 1000 осталось только 10 живых.

Ввиду такого хода чумы, главным же образом ввиду того, что первое развитие ее в Европе происходило на юго-востоке, по соседству с Россией и притом в стране, с которой Россия в то время находилась в постоянных и близких сношениях, можно бы было думать что зараза прежде всего проникла в Россию с Востока.

По летописям, однако, оказывается, что чума появилась впервые в России лишь в 1352 г., т.е. лет 5-6 спустя после появления ее в Крыму и Золотой Орде, и притом не по соседству с этими странами, а напротив, на западе, в Пскове. Правда, Псков находился в то время в оживленных торговых сношениях с западноевропейскими, и особенно с ганзейскими городами, и поэтому чума, господствовавшая в 1349 г. уже во всей Европе, легко могла быть занесена отсюда в Западную Россию. Но все же, остается странным, что распространение заразы не произошло раньше, и по ближайшему прямому пути, то есть с Востока.

Чума появилась в Пскове летом 1352 г. и, по-видимому, сразу приняла обширные размеры

Эпидемия 1352 г. описывается во всех летописях русских очень подробно. Чума появилась в Пскове летом 1352 г. и, по-видимому, сразу приняла обширные размеры. Смертность была громадная. Священники не успевали хоронить мертвых. За ночь накоплялось до 30 и более трупов у каждой церкви. В один гроб клали по 3-5 трупов. Всех обуял страх и ужас.

Видя везде и постоянно перед собой смерть и считая роковой исход неизбежным, многие стали помышлять только о спасении души, уходили в монастыри, раздавали имущество свое, а иногда даже детей посторонним, тем самым передавая заразу в новые дома.

Наконец, Псковичи, не видя нигде спасения, не зная, какие принять меры, послали послов в Новгород к архиепископу Василию, прося его приехать в Псков благословить жителей и помолиться с ними о прекращении мора. Василий исполнил их просьбу, приехал в Псков и обошел город с крестным ходом. На обратном пути он заболел и умер 3 июля. Вероятно, он заразился в Пскове. Новгородцы привезли тело его в Новгород и похоронили в соборе Св. Софии.

Несмотря на то, что в Пскове уже были первые проблески сознания заразительности болезни, новгородцы, по-видимому, не придавали большого значения этому обстоятельству, иначе они, вероятно, не решились бы на подобный поступок. Последствия такой неосторожности не заставили ждать себя. В августе разразилась эпидемия чумы в Новгороде. Затем чума проникла в Ладогу, Суздаль, Смоленск, Чернигов, Киев и распространилась по всей России.

Что касается симптомов этой эпидемии, то в летописи имеется очень краткое, но тем не менее характерное сообщение, согласующееся с описаниями западноевропейских врачей и хронистов. По летописи, болезнь начиналась кровохарканием, а на третий день наступала смерть.

Очевидно в России господствовала легочная форма чумы, поскольку о бубонах в эту эпидемию не упоминается. Ни о лечении, ни о методах предупреждения заразы в летописях ничего не упоминается.

Следующая вспышка чумы в России произошла в 1360 г. снова в Пскове.

Чума шла дальше, летописцы жаловались, что мёртвых негде было хоронить. Умер от чумы московский князь Симеон Гордый. Чума затихала на десяток лет, а потом вспыхивала вновь: никому не приходило в голову сжигать вымершие деревни, чтобы уничтожить заражённые вещи покойников. Например, через двадцать лет, в 1375 году, — «мор на люди и скот в Твери и Киеве», в 1377 году — «мор бысть в Смоленске», сопровождаемый страшными морозами.

Ещё через десять лет чума полностью опустошила Смоленск: в живых в городе, по легенде, осталось только пять человек. Вскоре после этого она снова покружила по Пскову и Новгороду.

Характер пандемии мало отличался от европейской. Те же трупы, которые некому было закапывать, те же несчастные священники, не успевавшие хоронить умерших, то же безжалостное равноправие.