Звездный дуэт соавторов вновь объединился, чтобы продолжить серию книг о буднях суда романом “Красотка”.

Книга рассказывает о новом деле судьи Елены Кузнецовой и следователя Константина Таганцева. Иск подала клиника пластической хирургии против гражданки Элеоноры Сушкиной, помешанной на возвращении былой молодости и красоты посредством радикальных медицинских вмешательств. Очередной поход в клинику не увенчался успехом, и теперь Сушкина клянет врачей во всех СМИ, а те в ответ подают иск о защите деловой репутации. Дело кажется простым, и нестыковки в нем судья Кузнецова замечает сразу. Вот только это дело – не главная проблема Кузнецовой. Ее собственная сестра, как назло, стала жертвой неудачной пластики в не самой честной клинике, а дочь влюбилась и решительно вознамерилась перекраивать лицо с помощью все той же пластики. Этот круговорот стремления к идеалу заставляет и саму Кузнецову задуматься о внешности – может, нужно и в себе что-то менять? Детектив, казалось бы, раскрывает очень прикладные темы о конфликтах в сложной медицинской сфере, но на деле книга вышла скорее остросоциальной, как и предыдущие творения дуэта Устиновой—Астахова. Также роман поднимает вечные вопросы о том, требует ли красота жертв, а также стоит ли страдать в попытках приблизиться к заведомо недостижимым канонам красоты.

Ее собственная сестра, как назло, стала жертвой неудачной пластики в не самой честной клинике

«Красотка» продолжает серию детективов «Я – судья», которая сменила название на «Дела судебные». Роман не издавался ранее и стал долгожданным продолжением успешной серии, основанной на богатом юридическом опыте Павла Астахова и литературном мастерстве Татьяны Устиновой.


Увидев этого медведя, я сразу поняла, что дело плохо. Древний плюшевый Винни Пух — вечный Сашкин психотерапевт. Именно ему дочь с малых лет поверяет свои секреты, именно его плюшевую грудь орошает слезами.

— Что, Сашенька? Говори. Девочка моя, мне ты тоже можешь рассказать абсолютно все, — сказала я, откровенно ревнуя дочь к игрушечному топтыгину.

— Я все пойму и всегда помогу…

— Класс, тогда дай денег! — перебила меня дочь.

— Сколько, на что, ты собралась за покупками?

— Я потянулась к креслу, в которое определила на ночлег свою сумку со всем ее содержимым, включая далеко не пухлый кошелек.

— На фиг покупки! — грубо ответила Сашка. — Мне срочно нужны деньги на операцию!

— Какую операцию?! — Я испугалась.

Что я упустила? Что прозевала, тратя время и силы на то, чтобы вникнуть в дела чужих и, в общем-то, безразличных мне людей? Сашка больна?! И так серьезно, что ей нужна операция?!

— А сама ты не видишь?! — огрызнулась дочь. Отбросив мишку, который успешно совершил мягкую посадку у меня в ногах, она двумя руками схватилась за свои щеки и растянула их, как гармошку: — Вот! И как мне с этим жить?

— С чем, со щеками? — уточнила я. Страх прошел, уступив место злости. Смотрите-ка, щеки ей не нравятся! Да где-нибудь в голодной Африке пятнадцатилетние девочки о таких щеках только мечтают! А в Индии, где тоже проблемы с продовольствием, я слышала, это до сих пор примета настоящей красоты!

— А не зажралась ли моя милая дочь? — сдерживаясь, чтобы не заорать, спросила я плюшевого медведя. Он дипломатично промолчал, зато сама Сашка взвыла:

— Я так и знала, что ты не поймешь!

— Чего, Саша? Идиотского желания лечь под нож, чтобы исправить воображаемые недостатки внешности? — Я почувствовала, что закипаю. — Тебе мало примера тети Наташи? Ты не понимаешь, как это серьезно? Хочешь оперироваться, рискуя превратиться в уродину? И это при том, что еще пара лет, и от твоих пухлых детских щечек и следа не останется!

— Я не могу столько ждать! — В Сашкиных глазах заблестели злые слезы. Она сдернула с моей кровати своего медведя и, гневно размахивая им, убежала прочь.

— И жить торопится, и чувствовать спешит, —пробормотала я и, немного помедлив, рухнула на подушку.

Что за жизнь у меня, а? И что за люди вокруг? Все хотят денег и страдают от недостатка красоты, хотя на самом деле им явно не хватает совсем другого. Мозгов! Интересно, нет ли таких клиник, в которых пациентам добавляют ума, здравого смысла и рассудительности? Я бы туда донором пошла, чтобы поделиться мозгами с сестрой и дочкой! На кухне буйствовала разобиженная Сашка, успокаивающе журчал голос Натки, хлопала дверца холодильника и звенели чайные ложечки: мои красавицы, но не умницы, парадоксальным образом утешались вредным для фигуры и щек калорийным тортиком. Я подумала, а не выйти ли к ним? И решила, что не выйти.

Накроюсь с головой одеялом, пересчитаю отару-другую овец и буду бороться с серым цветом лица и мешками под глазами по методу доктора Морфея — дешево и сердито.

Метки:
Категории:Главное Книги