Первая эпидемия холеры началась в 1817 году у Калькутты в Британской Индии и закончилась примерно в 1824-м.

Скорее всего она была связана с мутациями возбудителя из-за аномальной погоды в «год без лета» (1816). Вторая волна болезни распространилась из долины Ганга и Бенгалии после 1826-го.

Заболевшие появились в Астрахани (1823) и Оренбурге (1829), городах, близких к азиатским степям. Новую болезнь сначала приняли за чуму.

Позже источником заражения стали области Прикаспия, Кавказа и Закавказья — фронта русско-персидской (1826-28) и русско-турецкой войн (1828—1829). В 1830-м болезнь зафиксировали в грузинском Тифлисе и Астрахани. В 1830-м власти организовали специальную комиссию. Министр внутренних дел граф Арсений Закревский ввел строгий карантин и жесткие ограничения на передвижение даже внутри отдельных городов. Подвоз снабжения был нарушен.

Толпа избивала чиновников, офицеров, купцов, громила административные здания, считая проблему надуманной

В июне 1830 года из-за дефицита продовольствия, злоупотреблений снабженцев и жестких мер в матросской слободе начался бунт в Севастополе. Восставшие удерживали город в течение пяти дней. Был убит губернатор Николай Столыпин. Толпа избивала чиновников, офицеров, купцов, громила административные здания, считая проблему надуманной. Под давлением восставших комендант города генерал-лейтенант А. Турчанинов отменил карантин: «за малодушие и за совершенное нарушение всех обязанностей по службе» он позже был лишен всех званий и наград и разжалован в рядовые. После наведения порядка были казнены 7 человек, около тысячи отправились на каторгу.

Противохолерный костюм (1832) был разработан по образу и подобию противочумного

Осенью вспыхнуло восстание в Тамбове: бунтовщики разгромили больницу и взяли в плен губернатора города. Губернский батальон стражи отказался вести огонь по разъяренной толпе. После введения войск ситуация нормализовалась.

Слабая осведомленность о болезни и её причинах породили массу слухов о том, что чиновники и врачи не лечат, а сами травят людей и используют «мнимую» эпидемию в своих целях.

В Старой Руссе солдаты и мещане посчитали, что воду отравляют специально

В 1831 году в нарастало недовольство в Новгородской губернии. В Старой Руссе солдаты и мещане посчитали, что воду отравляют специально, и стали громить больницы, убивать лекарей, полицейских и офицеров. К беспорядкам присоединились некоторые солдаты из резерва военных поселений. Во время усмирения бунта в Новгород прибыл сам Николай I. Виновные получали наказание кнутом, шпицрутенами, розгами, отправлялись на каторгу.

С появлением болезни в столице люди начали избивать подозрительных людей и тех, кто пытался лечиться склянками с уксусом. Напуганные искали среди прохожих отравителей и «польских агентов», громили аптечные лавки и убивали лекарей.

Николай I во время холерного бунта на Сенной площади

В июле 1831-го на Сенной площади Петербурга вспыхнуло восстание, но благодаря действиям Сапёрного и Измайловского батальонов бунтовщики оказались окружены. Вскоре на рыночную площадь «сена» приехал сам император, и призвал массы к повиновению. И его послушали.

В сентябре Николай приехал в Москву и оставался в городе, дабы не допускать паники и лично следил за развитием событий. Генерал-губернатор Дмитрий Владимирович Голицын инициировал выпуск специальной газеты с разъяснениями. Письма обязывали окуривать или обрабатывать уксусом.

К ноябрю от болезни в белокаменной скончались более-х 2 тысяч человек. Для осиротевших детей гражданских и военных чиновников был создан Александринский сиротский институт. По некоторым оценкам, болезнь (и связанные с ней осложнения) унесла жизни 197 тысяч жителей Российской Империи.

Но были и «плюсы»: всю осень Пушкин оставался в нижегородском имении Большое Болдино, где плодотворно проводил время, завершив работу над «Евгением Онегиным», циклами «Повести Белкина» и «Маленькие трагедии», а также написав несколько десятков стихотворений.

Метки:
Категории:Главное История