Мы все привыкли, что на гранитных пьедесталах вокруг Адмиралтейства стоят якоря, это кажется совершенно естественным — где же им и стоять, если не там?

Сейчас некоторые пьедесталы пустуют, на других сохраняются якоря и маленькие пушечки с горками ядер рядом. По сторонам же от главных ворот Адмиралтейства стоят завораживающе прекрасные группы нимф, поддерживающих небесные сферы. Только они и напоминают, что ставились пьедесталы отнюдь не для экспозиции пушек и якорей.

Восточный павильон Адмиралтейства
Фотография. Не ранее 1920 года.

Стихотворение Осипа Мандельштама и комментарий к одной его строчке.

Адмиралтейство

В столице северной томится пыльный тополь,
Запутался в листве прозрачный циферблат,
И в темной зелени фрегат или акрополь
Сияет издали — воде и небу брат.
Ладья воздушная и мачта-недотрога,
Служа линейкою преемникам Петра,
Он учит: красота — не прихоть полубога,
А хищный глазомер простого столяра.
Нам четырех стихий приязненно господство,
Но создал пятую свободный человек:
Не отрицает ли пространства превосходство
Сей целомудренно построенный ковчег?
Сердито лепятся капризные Медузы,
Как плуги брошены, ржавеют якоря —
И вот разорваны трех измерений узы
И открываются всемирные моря.
Май 1913

К строке «Как плуги брошены, ржавеют якоря…»

Незадолго до своей смерти в 1811 году А.Д. Захаров, уже не чаявший дождаться завершения строительства Адмиралтейства, составил подробный проект его скульптурного убранства, с рисунками всех статуй и барельефов.

Россия в борьбе завоевала честь называться крупнейшей морской державой

«Украшения на фасаде — писал он — должны быть сделаны изящнейшие и самыми опытными мастерами». Скульптура, по мысли Захарова, должна была не только украшать фасады, но олицетворять идею: Россия в борьбе завоевала честь называться крупнейшей морской державой.

Вид на Адмиралтейство и строительную площадку Исаакиевского собора.
Фотография И. Бианки. 1853.

Барельефы (почти все они сохранились) были выполнены в основном по моделям И.И. Теребенева, круглую скульптуру из пудостского камня выполнили Ф.Ф. Щедрин (в том числе фигуры нимф со сферами), В.И. Демут-Малиновский, С.С. Пименов, А.А. Анисимов.

У ворот выходящих к Неве павильонов, под которыми протекал канал, восседали мощные статуи-аллегории: у восточного Европа и Азия, у западного Африка и Америка. Их можно скорей угадать, чем рассмотреть на двух листах панорамы Тозелли 1820 года.

А. Тозелли. Панорама Петербурга. Фрагмент.
Акварель, гуашь. 1820
На постаментах по сторонам канала, уходящего под арку, изображены статуи «Азия» (слева) и «Европа». Скульптор В.И. Демут-Малиновский.
А. Тозелли. Панорама Петербурга. Фрагмент.
Акварель, гуашь. 1820
На постаментах по сторонам канала изображены статуи «Америка», скульптор С.С. Пименов, и «Африка», скульптор А.А. Анисимов.

У подъездов возлежали статуи, олицетворявшие великие реки России: Волгу, Дон, Днепр, Неву, Енисей, Лену. Представление о них можно составить только по рисункам Захарова. На некоторых изображениях Адмиралтейства можно увидеть почти неразличимые статуи двенадцати месяцев, в качестве акротериев украшавших все четыре фронтона здания.

Когда строительство Адмиралтейства было завершено, началась перестройка Исаакиевского собора по проекту О. Монферрана. Церковь была временно переведена в левую часть главного фасада Адмиралтейства. Но, когда работы по собору близились к концу, решено было, что церковь в Адмиралтействе останется, и духовенство не захотело и дальше терпеть при входе в церковь возлежащие на пьедесталах человеческие фигуры, олицетворяющие Неву и Днепр, а на фронтоне вместо креста статуи летних месяцев — Июнь, Июль и Август.

Духовенство не захотело и дальше терпеть при входе в церковь возлежащие на пьедесталах человеческие фигуры, олицетворяющие Неву и Днепр

Еще в октябре 1854 года главный священник Армии и Флота В.И. Кутневич писал: «Над собором нет креста, а вместо него наверху собора поставлена статуя, принадлежащая к языческой мифологии, а также при входе в церковные сени помещены две колоссальные статуи из той же мифологии, что служит предметом осуждения для входящих в церковь <…> Долгом поставляю сообщить о сем Инспекторскому департаменту Морского министерства и всепокорнейше просить: не признает ли он возможным снять над собором и при входе в оный мифологические изображения и дозволить над собором поставить животворящий крест…»

Но дело откладывалось, умер Николай I, решение принимал уже Александр II в 1860 году. Он возражать не стал и повелел: «Нижние статуи, что у входа, можно снять, представить рисунок фасада в теперешнем его виде. Составить проект средней статуи, чтобы держала крест в руке».

Но вдруг выяснилось, что вся скульптура Адмиралтейства, высеченная из пудостского камня, пришла в ветхость и требует реставрации. Начались разговоры о том, что надо бы и всю скульптуру со здания убрать. Царь принял половинчатое решение: «Высочайше разрешено: все статуи снять, кроме находившихся у центральной части здания и около шпица и против фронтона Адмиралтейского собора. Вместо центральной статуи поставить Крест на шаре».

В том же 1860 году всю скульптуру, кроме башенной, сняли и расколотили на мелкие куски

В том же 1860 году всю скульптуру, кроме башенной, сняли и расколотили на мелкие куски. Работы обошлись в сорок рублей с копейками. Но этот ущерб удалось минимизировать: камень продали на щебень, реализовали и металлические скобы, которыми крепились статуи. Итого вся операция обошлась в двадцать с чем-то рублей. Потратиться хотя бы на фотографирование того, что уничтожалось, исполнителям, видимо, в голову не пришло.

Фотография 1900-х годов.

Судя по фотографиям разных лет, пьедесталы оставались пустыми до конца 1900-х годов, когда у правого подъезда главного фасада появилась пушка с ядрами, а у павильонов со стороны Невы — якоря. Пьедесталы у церковного подъезда до революции оставались пустыми.

У подъезда со стороны Зимнего дворца первоначально скульптуры и, следовательно, пьедесталов не было. Когда они были перенесены туда от западного фасада и когда на них появились якоря, сведений об этом не встречалось.

Адмиралтейство.
Не позднее 1913 года.
Из книги: Историческая панорама Санкт-Петербурга и его окрестностей. Ч. 3. Петербург эпохи Александра I и Николая I (1801-1855).
Москва. Т-во «Образование», 1913.

Автор: Наталия Цендровская

Метки:
Категории:Главное История