Новый роман писателя, филолога, доцента СПбГУ Андрея Аствацатурова, автора бестселлеров «Люди в голом» и «Осень в карманах», выходит в «Редакции Елены Шубиной».

«За последние годы для меня стало привычным, что не надо ничего решать, что все происходит само собой, что меня куда-то берут на работу, потом увольняют, куда-то толкают, везут, тащат, уносят в салонах автомобилей, автобусов, троллейбусов, электричек, поездов дальнего следования, боингов, женят на себе, потом прогоняют безо всяких объяснений. Той ночью в темной квартире с телефоном, прижатым к уху (голые ноги отчаянно мерзли на холодном полу), я вдруг отчетливо осознал, что есть какой-то скрытый замысел в природе, в судьбе, что он не имеет отношения к моим покорным чувствам, мыслям, к моей душе, ежели таковая вдруг сыщется, но он так настойчив и никогда не оставит меня в покое».

АНДРЕЙ АСТВАЦАТУРОВ

«“Не кормите и не трогайте пеликанов” — это трогательный, смешной, умный и оригинальный текст, от которого сложно оторваться. Дочитал — а всё еще думаешь над ним. И так хорошо!»

ВЕРОНИКА ДМИТРИЕВА, редактор книги

Лирический герой Андрея Аствацатурова (тоже Андрей Аствацатуров), уже знакомый нам по романам «Люди в голом», «Скунскамера» и «Осень в карманах», увидев в одном из лондонских парков табличку «Не кормите и не трогайте пеликанов», соотносит этот посыл со своей жизнью. Он окружен самыми разными людьми — случайные знакомые и старинные друзья, непредсказуемые женщины — все они вносят в его жизнь сумбур. Однако герой убежден: никто не вправе подчинить его своей воле. С таким настроем, гордо и нелепо, он выпутывается из всех передряг. Будь то побег от любимой женщины или поиск работы, увольнение знакомой или встреча на улице — каждая сцена для Аствацатурова-героя — это маленький, пережитый триллер.

Как и всегда приключения героя и его душевные терзания перемежаются с «байками» из жизни петербургской интеллигенции. Ирония (и — часто — самоирония) позволяет автору сказать о важном, главном, даже глобальном — о свободе выбора, умении прощать и идти на компромисс, уважении личного пространства и принятии других людей такими, какие они есть.


Аннотация:

В новом романе Андрея Аствацатурова всё тот же герой. Городской невротик, преподаватель литературы, не слишком удачливый в любви, уже знакомый нам по книгам «Люди в голом», «Скунскамера» и «Осень в карманах», приезжает в Лондон, где его втягивают в комичную детективную интригу.

«Этот очкастый интеллектуал-лузер, вечная жертва уличной шпаны, смешной, безденежный и жалкий, вызывает в читателе искреннюю симпатию. Именно этот недотепистый типаж исключительно актуален для нашего времени: сегодня, когда неудачником быть стыдно, он словно бы постулирует право человека на неудачи. Во времена всеобщего принудительного счастья — отстаивает свободу грустить и злиться» (ГАЛИНА ЮЗЕФОВИЧ о романе «Люди в голом»).

«Мир абсурден, странен, иррационален, анекдотичен, как и существа, его населяющие. Все мы — немного пеликаны, красивые в полете наших фантазий и смешные на земле» (АНДРЕЙ АСТВАЦАТУРОВ).


Цитаты:

«Самое лучшее убежище для беглеца, поверьте мне, это Лондон. Тут вас никогда никто не найдет, даже если будет очень стараться. Все самые знаменитые беглецы удирали именно в Лондон: Чаадаев с Герценом сбежали сюда от России, Маркс с Золя — от правосудия, Паунд с Элиотом — от американского протестантизма. Именно здесь, в Лондоне, Ленин, Троцкий и Сталин играли в прятки с агентами царской охранки и всегда выигрывали. Да и немудрено. Искать кого-то в Лондоне — дело тухлое, неблагодарное».

«Мне становится не по себе. Опускаюсь в кресло. Доигрался! Это только со мной такое бывает: приехал в Европу — и тут же угодил в какие-то русские разборки. Теперь вместо несостоявшегося психологического романа будут детективные догонялки. Надо поскорей отсюда сматываться. Пусть сама выплывает. Я ей не нянька, в конце концов».

«Я вдруг начинаю понимать, что устал от этого города: ироничного, холодного, размокшего и занятого земными делами. Хочется туда, где все возвышенно, духовно, в Венецию, где дворцы и соборы, где настоящее море и где не стыдно умирать».

«Судьба сначала наполняет страхом, а затем равнодушием; она обездвиживает, лишает воли, и, чтобы оставаться на одном месте, нужно всё время бежать вперед изо всех сил. Время не переспоришь. Даже моралью и научными докладами».

«В наших академических кругах Виктор Леонидович Топоров считался хулиганом и грубияном. На самом деле он никому никогда не грубил и не хулиганил. Конечно, он мог в неофициальной обстановке произнести слово «задница» (оно было его любимым и подходило на все случаи жизни) или крепко выругаться, но питерскую интеллигенцию, склонную к фронде, этим вряд ли можно было задеть. Суть заключалась в другом. Топоров обладал непростительным для интеллигентных людей свойством говорить о людях то, что он думает. Причем вслух и публично. А думал он о людях всякий раз не самое лучшее. В остальном же он был корректен и даже деликатен».

Метки:
Категории:Книги