Долгожданная новинка от известного историка и культового драматурга появится в книжных магазинах этой весной.

Эдвард Станиславович Радзинский – широко издаваемый писатель, признанный во всем мире. Его передачи об истории награждены четырьмя национальными телевизионными премиями ТЭФИ. Его книги печатают крупнейшие мировые издательства США, Англии, Франции, Германии, Италии, Швеции, Японии, Финляндии, Голландии и т.д. Мировыми бестселлерами стали биографии Николая II, Сталина и Распутина.

«Бабье царство. Русский парадокс» – новая книга Радзинского, автора, постоянно обращающегося в своем творчестве к знаковым событиям истории. Писатель погружает читателя в галантный и жестокий XVIII век.

Писатель погружает читателя в галантный и жестокий XVIII век

«Бабье царство» – история шести русских правительниц, самодержавно правивших почти целый век в стране женского бесправия. Какой цветник имен и судеб! Вчерашняя кухарка Екатерина I, курляндская принцесса Анна Иоанновна, правительница Анна Леопольдовна из брауншвейгского семейства, привенчанная дочь Великого Петра, Елизавета, и Ангальт-Цербстская принцесса Екатерина II, ставшая великой русской императрицей.

«Бабье царство» – история шести русских правительниц русского государства в XVIII веке

Это был воистину русский парадокс. В стране Домостроя, где многочисленные народные пословицы довольно искренне описывают положение женщины – «Курица не птица, баба не человек», «Кому воду носить? Бабе! Кому битой бить? Бабе! За что? За то, что баба», – весь XVIII век русским государством самодержавно правили шесть женщин.

Женское нашествие на русский трон обычно считается результатом деятельности нашего великого преобразователя Петра I. На самом деле поход женщин во власть начался перед его царствованием. И начала нашу феминистскую революцию царевна Софья, враг Петра. С нее начинается воистину галантный русский век – первый и последний, когда Любовь правила политикой… И удалые фавориты порой выпрыгивали из августейших постелей прямиком во власть.

Свергнувший Софью великий Петр сделал эту феминистскую революцию необратимой, взорвав весь прежний семейный быт

Свергнувший Софью великий Петр сделал эту феминистскую революцию необратимой, взорвав весь прежний семейный быт, поставив все с ног на голову волею самодержца. При новых порядках вчерашняя теремная затворница боярыня отплясывает на петровских ассамблеях, груди вываливаются из корсажа, она удало пьет и матерится. Придворная жизнь, прежде так похожая на суровый монастырь, порой начинает напоминать веселый бордель
.
Амуры, амуры, амуры… Но главный «амур» сотворил сам царь. Суровый и любвеобильный Петр пал жертвой Любви… Безродная кухарка оставила целый свод правил, как покорить великого и распутного супермужчину. Она сделала былью сказку о Золушке – стала первой русской императрицей.

И начинается парад столь разных императриц

Анна Иоанновна

Последняя чисто русская на императорском троне – Анна Иоанновна, кроваво пресекшая путь России к аристократической республике, вернула в придворную жизнь древние развлечения московских цариц – шутов, песни, сказки… Утверждая самодержавие Романовых, она сделала шутами представителей знатнейших фамилий Империи… Огромная, мужеподобная, она оказалась единственной однолюбкой среди всех наших любвеобильных императриц. Правда, ее любовь стала проклятьем для России.

Анна Леопольдовна

Ее наследница, 22-летняя девица, несчастная Анна Леопольдовна посмела быть доброй на троне и заплатила жизнью и судьбой за непонимание беспощадных законов русского самодержавия.

Елизавета

Первая красавица королевской Европы – Императрица Елизавета, свергнувшая Анну, стала воистину добрейшей и суеверной матушкой. Правда, с кнутом и пыткой. Эта императрица-нимфа гармонично соединила церковь с маскарадом и набожность с бесконечными любовниками. Отчаянно пугливая, страшившаяся мышей, она не побоялась вступить в войну с первым полководцем Европы, Великим Фридрихом – и… победила его!

Екатерина Вторая

И наконец, Екатерина Вторая, просветительница, любимица Вольтера и Дидро, разделившая с Петром I титул самого великого правителя России. Современник писал: «Все нити европейской политики были в ее руках. И когда она дергала (за эти нити), Европа содрогалась, как картонный паяц». Европа назвала ее Северной Семирамидой, что было правдой. Называли ее также и Северной Мессалиной. Ибо в личной жизни она сумела осуществить ту самую сексуальную революцию, о которой мечтали русские революционерки в XX веке.

И за всеми нашими коронованными женщинами стояла гвардия – детище Петра, весь век галантно приглашавшая наших дам на трон… Иногда не без крови.

Бабье царство


Категории:Книги