Мемуары известного историка моды и искусствоведа, телеведущего – Александра Васильева.

«Я родился 8 декабря 1958 года в Москве и все детство провёл за кулисами Центрального детского театра, в котором служила моя мама. Папа — главный художник театра имени Моссовета — гораздо реже брал меня с собой. Однако в детстве я встречался с Любовью Орловой, Фаиной Раневской и Верой Марецкой — ведущими актрисами этого театра, для которых папа создавал костюмы к спектаклям в постановке легендарного Юрия Завадского».

Книга «Фамильные ценности. Книга обретенных мемуаров»  – особый подарок юбиляра не только поклонникам его творчества, но и всем, кто интересуется историей и культурой России. Новинка выходит в «Редакции Елены Шубиной» в конце ноября 2018 года.

Книга охватывает около ста лет истории семьи Васильевых, от начала XX века и до его последних десятилетий. В первую часть тома вошли воспоминания дяди Александра Васильева – театрального режиссера Петра Павловича Васильева, который был руководителем МДТ им. Н.В. Гоголя, Уральского театра Красной Армии, Ярославского театра, работал в театре им. М.Н. Ермоловой,  Саратовском ТЮЗе и др. С удивительной точностью, детализацией Петр Павлович рассказывает о своих родителях, братьях и сестрах. Прекрасный дом в Самаре, аристократическая семья, семейные спектакли, театр, опера, музыка и чтение. Революция и бегство семьи в Сибирь, передвижение на обстреливаемых партизанами поездах и даже путешествие по реке на барже. Несколько лет скитаний окончились в Москве. Именно здесь учились и будущий театральный режиссер Петр Васильев, и будущий Народный художник РСФСР Александр Павлович Васильев, чьи мемуары составили вторую часть книги.

Книга охватывает около ста лет истории семьи Васильевых

Отдав дань уважения своим родителям и брату, Александр Павлович Васильев ярко, образно рассказывает о главной страсти его жизни – театре. Он оформил сотни спектаклей в разных театрах мира, работал с ведущими режиссерами своего времени, в том числе и со своим знаменитым братом Петром Павловичем, с которым они оба разделяли любовь к творчеству А. Н. Островского. В 64 года, оставив работу в театре, Александр Павлович занялся станковой живописью. Теперь его работы можно найти в самых разных музеях России и мира, а также в собраниях частных коллекционеров.

Долгое время мемуары дяди и отца Александр Александрович Васильев считал утраченными. После того, как его дяди не стало, его двоюродный брат нашел записи и передал их для книги. Воспоминания отца, переданные когда-то для публикации в издательство «Искусство», чудом сохранила одна из сотрудниц и затем при случайной встрече смогла вернуть в семью Васильевых. Так утраченные мемуары обратились в обретенные и стали фамильными ценностями.

В третьей части книги звучит голос самого Александра Александровича. Он рассказывает о своем детстве и юности, вплоть до эмиграции во Францию в 1982 году, о своих родителях – блестящей актрисе Татьяне Гулевич и одном из самых известных в СССР театральных художников Александре Васильеве. О начале создания коллекции винтажных вещей, когда в далеких 1960-х годах он, восьмилетний мальчик, увлеченный стариной, начал искать кружевные зонтики, шляпки и фотографии прошлых лет… Автор пишет, что в то время, как другие мальчики хотели с ним играть в войну, он играл в театр. И продолжает делать это до сих пор. Теперь в его коллекции – десятки тысяч единиц хранения, наряды от ведущих домов моды и прим главных театров мира. Но все это – случится потом, а на страницах этой книги автор описывает первые шаги на пути к своей коллекции.

Жизнь и учеба среди детей творческой богемы – еще одна глава книги, где читатель увидит множество знакомых имен среди одноклассников и друзей автора: «В моем классе учились Антон Табаков, Алеша Аксенов, Лена Ульянова, Женя Лунгин, Маша Зонина, Тина Катаева, Митя Николаев, Миша Каменский, Галя Петрова, Топ Мукасей, Марина Семенова… Сплошь дети знаменитых в СССР родителей. Школьную форму мы не носили, завтраками нас никто не кормил, на линейку не собирали… Учителя не обращали никакого внимания на посещаемость и просили только об одном — не курить у доски!».

Автор пишет и про учебу на постановочном факультете Школы-студии МХАТ, и про мечту уехать в Париж, чтобы там построить свое будущее. В завершающей главе своей книги автор рассказывает о том, как в его отъезд вмешались КГБ и случай, которые, впрочем, не помешал сбыться желаемому: «Самолет взлетел и увлек меня в небеса, унося далеко от родины. Я летел в другую, неизвестную мне жизнь, подарившую мне счастье новизны и удивительных открытий, которые лишь юность дарит людям. Впереди меня ждал Париж — столица мировой моды, в котором я получил образование и сформировался как профессиональный историк моды, раскрылся как театральный художник, лектор и коллекционер».


Аннотация книги

 Александр Васильев (р. 1958) – историк моды, телеведущий, театральный художник, президент Фонда Александра Васильева, почетный член Академии художеств России, кавалер ордена Искусств и Литературы Франции и ордена Креста Латвии. Научный руководитель программы «Теория и индустрия моды» в МГУ, автор многочисленных книг по истории моды, ставших бестселлерами: «Красота в изгнании», «Русская мода. 150 лет в фотографиях», «Русский Голливуд» и др.

Семейное древо Васильевых необычайно ветвисто. В роду у Александра Васильева были французские и английские аристократы, государственные деятели эпохи Екатерины Великой, актеры, оперные певцы, театральные режиссеры и художники. Сам же он стал всемирно известным историком моды и обладателем уникальной коллекции исторического костюма. Однако по собственному признанию, самой главной фамильной ценностью для него являются воспоминания, которые и вошли в эту книгу.

Первая часть книги – мемуары Петра Павловича Васильева, театрального режиссера и дяди Александра Васильева, о жизни семьи в дореволюционной Самаре и скитаниях по Сибири, окончившихся в Москве. Вторая часть – воспоминания отца нашего героя, Александра Павловича – знаменитого театрального художника. А в третьей части звучит голос самого Александра Васильева, рассказывающего о талантливых предках и зарождении знаменитой коллекции, о детстве и первой любви, о работе в театре и эмиграции в Париж.


Избранные цитаты:

Детские театральные воспоминания до сих пор меня не покидают. Я сам оформил более ста двадцати постановок, побывал во многих странах мира, повидал множество драматических спектаклей, опер и балетов, но самое потрясающее впечатление оставил во мне Центральный детский театр.

Любимые праздники моего детства — Новый год и день рождения, на которые мне чаще всего по моей просьбе дарили хлопушки и гуашевые краски. Стоили они в то время 3 рубля 20 копеек. Не велосипед, не пистолет, а именно гуашь, потому что я всегда хотел рисовать. А использованные хлопушки в детских руках превращались в кукол для моего театра, которые я с радостью мастерил целыми днями. Но лучший подарок сделала моя любимая тетя Ирина Павловна Васильева. На один из дней рождений она подарила мне «Историю костюма» Марии Николаевны Мерцаловой. С этой книги началось мое увлечение историей моды.

История основания коллекции восходит к 1960-м годам, она началась с детской страсти к собирательству. Многие люди в школьные годы собирают марки, спичечные этикетки, значки, но, став старше, забрасывают альбомы на антресоли. Должны совпасть разные обстоятельства, чтобы подобное увлечение превратилось в дело всей жизни. Мне повезло: мама — актриса, папа — художник, среди друзей семьи были замечательные люди, в их числе коллекционеры.

Восьми лет от роду я совершенно сознательно ходил по помойкам и подбирал те вещи, которые мне казались знакомыми, родными и близкими. И однажды во дворе дома, где жил Юрий Никулин, в Нащокинском переулке, я обрел икону Николая Чудотворца XVIII века. Она была довольно большой, стояла образом к мусорному контейнеру, и на ней сушилась половая тряпка. С этой иконы все и началось. Она меня охраняет!

Мой интерес был направлен на материальную культуру, и об этом все знали, даже писали про меня статьи. Когда я учился на втором курсе Школы-студии МХАТ, в журнале

«Юность», который издавался в ту пору многомиллионным тиражом, опубликовали большой очерк юной журналистки Анны Малышевой «Никуда не деться от Сани Васильева» — про мою страсть к коллекционированию. Эта статья очень помогла моей репутации коллекционера. Мне стали писать письма со всей страны и предлагать в дар старинные журналы, платья, туфли, чулки, шляпки и другой «винтаж» царской России.

По дороге мы дрожали как осиновые листья — безумно боялись: а вдруг не посадят в самолет

Кстати, я до сих пор уверен, что советскую власть погубила именно мода. Появление первых фарцовщиков, торговавших импортными вещами, поставило под сомнение устройство нашей страны. Многие задумались: отчего же мы такие передовые, а джинсы сшить не можем? Все время обороняемся, а для людей ничего путного произвести не в состоянии.

Будущее сулило только благополучие, востребованность и возможности, от которых так не хотелось отказываться. И все-таки пришлось все бросить и уехать во Францию. Главной причиной тому стала любовь. Как говорят французы, cherchez la femme”.

В Шереметьево меня провожала мама. По дороге мы дрожали как осиновые листья — безумно боялись: а вдруг не посадят в самолет, вдруг передумают и решат срочно отправить в армию, вдруг арестуют?!

— Я знаю, что ты оттуда никогда не вернешься, — сказала она.

Сам я тогда еще не представлял, чем обернется мой отъезд. Мне было двадцать три года. Но родители отдавали себе отчет в ситуации, казавшейся им безвыходной. Вновь нам довелось увидеться только восемь лет спустя…

Категории:Культура