Лахта – один из старейших поселков Петербурга. Отсюда началось создание ближних пригородов Северной столицы.

Первые поселения на этой территории возникли свыше трёх тысяч лет назад. Весной 1923 года в Лахте была найдена стоянка доисторического человека, обнаружено большое количество каменных орудий, наконечников для стрел, скребков, резцов и т. п.

Название происходит от финского «лахти» (залив) и говорит о местоположении — на берегу Финского залива и Лахтинского разлива. Разлив тоже когда-то был частью залива, но в результате геологических процессов отделился от него длинной песчаной косой.

В «Переписной окладной книге Водской пятины» 1500 года в описании Спасского Городенского погоста Ореховского уезда впервые упоминается село Лахта. В селе насчитывалось 10 дворов, принадлежало оно «из старины» ореховским наместникам.

Весной 1923 года в Лахте была найдена стоянка доисторического человека

Уже с 17 века здесь располагались деревни Конная и Бобылка. В 1617 году Лахта, как и вся Ижорская земля, вошла в состав Швеции и вновь вернулась в состав России лишь в начале XVIII века. За время пребывания в составе Швеции население Лахты подверглось финнизации.

В начале XVIII века близ Лахты находилась усадьба Петра I Ближние Дубки, где в 1711-12 годах среди дубов выстроили для императора деревянный домик. Здесь же в Лахте, по легенде, в ноябре 1724 года Пётр I помогал спасать утопаюших матросов. В результате он сильно простудился и 27 января 1725 года умер. На предполагаемом месте события в конце XIX века была устроена часовня, оберегалась «Петровская сосна» (в настоящее время не сохранились).

После смерти царя поселок постепенно пришел в упадок: единственный раз о нем вспомнила Екатерина Вторая, когда «на зависть всей Европе» приказала транспортировать из Лахты Гром-камень для создания Медного Всадника. Затем в жизни поселка снова наступило затишье: здешними землями сначала завладел фаворит Екатерины Григорий Орлов, предпочитавший жить в Сант-Петербурге и не строивший здесь особняков, а затем – Яков Брюс, сподвижник Петра Первого, также не оставивший после себя никакой памяти.

Затем Лахту облюбовали дачники: одно время, в начале 19 века, стало модно съезжать на лето на дачи, которые обходились дешевле питерских квартир. В основном квартировали здесь англичане и немцы, предпочитавшие модным шумным дачным местам великолепную тишину поселка.

В конце 19 столетия была построена Приморская железная дорога, и Лахта стала доступнее для петербуржцев. К тому же, в это же время местные жители и дачники задумали возвести здесь приходской храм, и вспомнили о том, что именно в этом поселке смертельно заболел Петр Первый. На строительство церкви были собраны пожертвования, и уже 29 июня 1893 года митрополит Палладий на землях, пожертвованных Владимиром Стенбок-Фермором, заложил храм Святого апостола Петра.

После Первой мировой войны земли поселка Лахта в Санкт-Петербурге были национализированы: здесь начались разработки торфа, а сам Лахтинский торфяник осушили, чтобы использовать освободившуюся площадь под огороды, луга и пашни.

Одновременно начали уничтожать и возведенные здесь здания: в 1938-м закрыли церковь Святого апостола Петра, иконы вывезли в поселковый совет, откуда они благополучно исчезли. Колокольню храма снесли, а само здание переделали под кинотеатр «Звезда». В те же годы разрушили и часовню памяти Петра Первого.

Но наибольший урон поселку нанесла Вторая мировая война, когда было разрушено все то, что не успели перестроить большевики.

В послевоенные годы в Лахте начали намывать грунт под различные проекты то жилищного строительства, то «крупного общественно-делового центра с выставочными и спортивными комплексами», то «советско-канадского Центра развлечений, культуры и знаний». Затем вырубили сосновый лес подле поселка, на месте которого появились станция аэрации и Северо-Западная ТЭЦ.

Возрождать поселок Лахта в Санкт-Петербурге начали лишь в начале 90-х годов 20 века, когда была заново отстроена церковь апостола Петра.

Метки: