На картине художника-любителя Николая Клементьевича Обуха Воскресенская площадь в Малой Коломне. Это та самая площадь, которая до постройки в середине XIX века Воскресенской (Михаило-Архангельской) церкви называлась Козьим болотом, а в советское время получила название площадь Кулибина. Наталья Цендровская делится историей места через призму одной картины.

Почему Воскресенская — понятно, почему Козье болото понятно не очень, почему Кулибина — должно быть, в порядке профилактики космополитизма, так как дело происходило в 1952 году. Старые названия забылись, новое не прижилось, и народ, населяющий окрестные улицы, называет площадь просто — Квадрат.

Площадь и окружающий ее небольшой район, как и вся Коломна, были спроектированы несчастным П.М. Еропкиным в 1739 году, совсем незадолго до страшной гибели. Район, между тем, получился стройным и уютным, площадь долго оставалась застроенной деревянными домиками, окруженными садами. Особенных красот здесь не было, но привязанность к этим местам их обитателей была очень сильна.

С любовью вспоминала Козье болото кавалерист-девица Н.А. Дурова: в годы ее гусарской юности здесь жили ее друзья, приехав в Петербург уже немолодой дамой, она пришла сюда искать их следы. Может быть, и Пушкин в юные годы прогуливался здесь, ведь действие его незавершенной повести «На углу маленькой площади…» происходит в Коломне, а, кроме Козьего болота, здесь была и есть только одна площадь — Покровская, довольно просторная.

Здесь пролегал путь из Мариинского театра домой только что выпущенной из Театрального училища Тамары Карсавиной, и она через много лет вспоминала о старинном деревянном домике, стоявшем на углу этой площади, за церковью.

Вот и автор картины Николай Клементьевич Обух, молодой человек, только учившийся живописи, нежно любил эти места. Его семья жила неподалеку, у Аларчина моста, и однажды вечером (тени на площади лежат примерно с запада на восток) он поднялся на последний этаж дома, который стоит на углу площади и Торговой улицы (теперь Союза Печатников), и стал за мольберт.

Посмотрите с какой любовью выписаны мельчайшие детали домов, стоящих вокруг площади. Вот прямо за церковью в Упраздненном переулке двор с небольшим домиком. Когда-то здесь жила семья его деда, и, кажется, здесь родилась его мать. Правее дом на углу площади и Витебской улицы, уходящей вдаль. В этом доме была мастерская Г.И. Александрова, где расписывали жестяные подносы, и один из них в виде вывески висит под навесом.

А на самом углу видны тщательно выписанные и прорисованные вывески магазина колониальных товаров купца А.Д. Корпуснова. У правого края картины темно-красный, как и сейчас, дом купца М.В. Голованова, и в нем мясная лавка, на ее вывеске традиционный бык, окна лавки, выходящей на юг, прикрыты маркизами.

Только что мимо лавки прошла по тротуару дама. Выписан подробно и тротуар, все его известняковые плиты, уложенные в два ряда, и колесоотбойные тумбы вдоль него. Чуть дальше на углу Витебской улицы и Упраздненного переулка видно, как был устроен переход через замощенную булыжником улицу — из таких же плит, что и тротуары.

За переходом справа двухэтажный дом купцов Фоминых, не доживший до наших дней. А Витебская улица уходит все дальше и уже скрылась за домами, и в самой дали, справа видна скругленная крыша эллинга, который стоял на самом краю Галерного острова, так что корабли, построенные в нем, спускали прямо в морские ворота Невы.

Выписанные аккуратнейшим образом подробности — и вывески, и количество этажей в каждом доме, и краснокирпичный брандмауэр только что возведенного дома 3 по Псковской улице (он виден слева) позволили установить совершенно точно год создания картины — 1897.

Это был печальный год для семейства Обухов: отец разорился, пришлось продавать дом на Екатерининском канале и уезжать из этих мест. Уехали, правда, не далеко, на Фонтанку, к Египетскому мосту, но все-таки это были чужие места, Большая, а не Малая Коломна, где прошла значительная часть жизни. Так что эта солнечная картина стала для Н.К. Обуха прощанием с родиной.

Автор: Наталия Цендровская

Метки:
Категории:История